14 августа пятница
СЕЙЧАС +19°С

Экономика 2017: жизнь налаживается

Поделиться

2016 год по признанию экспертов рынка стал временем для смены трендов. Но если в прошлом и позапрошлом годах они были негативные, то сейчас – наоборот. О том, что ждет экономику, будут ли падать ставки по вкладам и кредитам в следующем году, в ходе онлайн-конференции для уральских журналистов рассказал начальник управления маркетинговой стратегии и исследований банка ВТБ24 Дмитрий Лепетиков.

– Дмитрий Вячеславович, традиционно первый вопрос касается курса рубля и его зависимости от нефти. Удается ли России устранить жесткую привязку?

– Зависимость между курсом рубля и динамикой цен на нефть в России сохраняется. Это заметно даже по последним дням: стоило нефти хорошо пойти вверх, уверенно превысить рубеж 50$, как немедленно рубль на это отреагировал и снова стал укрепляться. Мы видим и дальнейший потенциал к укреплению рубля, потому что есть дальнейший потенциал к укреплению цены на нефть – ключевой наполнитель нашего федерального бюджета. Таким образом, вполне можно рассчитывать на то, что те уровни курса рубля к доллару и евро, которые мы видим сейчас, как минимум не ослабнут, а может быть, даже еще чуть-чуть укрепятся.

Если сравнивать динамику российской национальной валюты и динамику валют других развивающихся стран, экономика которых близка по составу к нашей, мы увидим, что тренд к укреплению национальных валют характерен не только для России. Отрадно видеть, что Россия снова после некоторого перерыва находится в русле мировых трендов. Наш рубль ведет себя схожим образом с национальной валютой Южной Африки, Бразилии, мы снова интегрированы в глобальную финансовую систему. В 2014–2015 годах рубль выбивался из этого тренда, но потом вернулся, и теперь, пусть с несколько большим риском, международные инвесторы рассматривают рубль как интересную валюту для инвестиций. Последние события, я думаю, подтолкнут и международных инвесторов, которые, несмотря на политику санкций, охотно начнут вкладываться в рубль.

Мы ожидаем, что нефть в следующем году будет колебаться в диапазоне 50–60 долларов за баррель. При этом можно предположить, что рубль к доллару будет стоить 65 рублей за доллар, плюс-минус. Евро соответственно чуть повыше, но незначительно. Европейская валюта и английский фунт сейчас слабеют по отношению к доллару. И если по отношению к доллару курс рубля будет примерно в тех значениях, как сейчас, то у рубля есть все шансы к укреплению по отношению к европейским валютам.

– Ставки по вкладам и кредитам также как рубль за нефтью следуют?

– С 2014 года сформировалась очень четкая зависимость, которая определяет наши процентные ставки. В первую очередь это политика Банка России, а именно то, как он определяет ключевую ставку. Эта зависимость сейчас даже стала опережающей. Если раньше ставки реагировали на изменение ключевой ставки, то теперь ставки на наших рынках реагируют даже на ожидание этих изменений, то есть немного идут вперед.

Банк России довольно четко сказал, что пока не планирует никаких изменений. Но, я думаю, в следующем году тенденция к изменению ключевой ставки продолжится, и стоит ожидать некоторого снижения ставок и дальше. В первую очередь, конечно, депозитных ставок – они быстрее реагируют на ключевую ставку, вслед за ними банки смогут снижать и кредитные ставки. Мы ожидаем, что ставки в этом году останутся на том же уровне как сейчас. А в следующем году вполне есть потенциал для их дальнейшего снижения. По нашим ожиданиям, в следующем году ключевая ставка снизится на 2 п.п. Это приведет к близкому по значению снижению ставок по банковским продуктам, в том числе и по ипотеке.

– Нужны ли населению низкие ставки по кредитам, когда уровень доходов населения продолжает падать, население экономит на всем?

– Мы видим, что с конца 2014 года вплоть до середины этого года на рынке прослеживались четкие негативные тренды по снижению и доходов населения в реальном выражении, и товарооборота. Причем, что интересно, товарооборот упал значительно больше, чем доходы населения. Иными словами, не настолько плохо стало у людей с доходами, чтобы снизить потенциал потребления. Люди сознательно переориентировались на сбережения – стали меньше тратить, стали себе в чем-то отказывать, дабы сохранить какие-то ресурсы на случай, если станет еще хуже. Позитивного мы видим то, что уже в середине этого года, эти показатели сравнялись, а по третьему кварталу ожидаем, что показатель оборота торговли будет даже несколько выше. По недавно опубликованной Росстатом информации, в сентябре 2016 года впервые с 2014 года реальные располагаемые расходы населения стали положительными. Иными словами, люди уже начали тратить несколько больше. Мы видим этому подтверждение и в банковских показателях – спрос на кредиты в последние месяцы 2016 года значительно вырос. Ситуация стабилизировалась и люди поверили в то, что ситуация стабилизировалась.

– Из чего складываются доходы?

– В структуре доходов населения 62% составляют сейчас заработная плата, бонусы и премии. Согласно нашему исследованию, довольно большую долю доходов населения составляют пенсии – 34%, пособия от государства – 11%, стипендии – 4%. Особенно значимы бюджетные выплаты как источник дохода для низкодоходных сегментов. Далее, почти каждый пятый россиянин (18%) считает своим доходом помощь родственников, друзей и т. д. Эта статья отличает РФ от стран западной Европы и США, где такое не очень принято. Там это единицы процентов, у нас это значимая величина. У нас другой менталитет. Зато у нас не так велики доходы от предпринимательства – всего 9%, инвестиционной деятельности – лишь 2%. В кризис помощь естественно выросла чуть-чуть, а доходы от бизнеса еще больше упали.

Тратят россияне свои кровные на продукты и хозтовары – 23%, одежду и обувь – 11%, столько же тратится на коммунальные услуги и аренду квартиры – 11%, на хобби и путешествия расходуется 10%. Всего на процент меньше (9%) люди тратят на выплаты по кредитам и кредиткам, расходы на транспорт составляют 8%, столько же идет на пополнение депозитов. Накопления, которые хранятся не в банках, – 6%, 4% расходуется на образование, детсады, фитнес и так далее.

– Все-таки расходы у богатых и бедных разные

– Разница в доходах заметна больше, чем разница в уровне потребления. Богатые люди покупают некоторые продукты дороже, но не настолько дороже, на сколько могут им позволить их доходы. В тоже время у них выше статьи расходов на хобби, путешествия, что, впрочем, вполне естественно. От года к году получается довольно стабильная картинка и можно предположить, что она не очень изменится.

– К банкам за деньгами на эти расходы продолжают обращаться? Какими продуктами чаще пользуются?

– Если мы посмотрим на потребление основных банковских продуктов, первый тренд – это рост накопительных и транзакционных продуктов – дебетовых карт, банковских вкладов, депозитов, накопительных счетов и т. д. Люди более внимательно стали контролировать свои заемные средства, более внимательно относятся к тратам и предпочитают расходовать свои деньги, а не заемные. Правда, замер производился в мае-июне этого года, сейчас ситуация стала разворачиваться в обратную сторону. Проявление рациональности радует, поскольку российское население не всегда им отличалось – наше население более эмоциональное, чем население той же самой Европы, например.

Немного снизилась доля людей, которые пользуются зарплатными картами, поскольку растет доля людей, которые пользуются так называемыми индивидуальными картами. Выбирают индивидуальную карту другого банка и этой картой замещают зарплатную карту.

Активнее люди стали пользоваться дистанционными сервисами – мобильным банком и приложениями. При этом мобильные приложения используют уже чаще, чем традиционный интернет-банк.

Больше половины людей утверждают, что практически всегда укладываются в льготный период по карте – практически никогда не платят проценты по кредитным картам. Раньше эта доля людей была меньше. И чем выше у человека доход, тем чаще в этот грейс-период человек укладывается. Этому есть объективное объяснение – денег просто больше и он успевает все вернуть. Но есть и другая особенность: чем состоятельнее человек, тем он финансово грамотнее.

Радует то, что подавляющее большинство людей (80%) утверждают, что они сознательно стараются откладывать и накапливать. Эта доля выросла за несколько последних лет. В этом мы видим большой потенциал для развития таких продуктов, как накопительные счет (возможность одновременно пользоваться деньгами и получать процент).

– Продолжает ли расти закредитованность?

– Доля закредитованности населения в 2015 году снизилась, люди меньше тратили на пользование кредитов. А вот в первом полугодии 2016 года наметился небольшой рост. Конечно, уровень 18-19% – средний. У нас есть люди, у которых оплата задолженности занимает больше 50% их дохода, при том, что нормальный уровень – около 30%. Но в целом ситуация не критическая и определенный запас есть.

Если сравнивать сентябрь 2016 к сентябрю 2015, мы видим довольно устойчивый рост портфелей только по ипотеке. Некоторая положительная динамика прироста в кредитах наличными и по кредитным картам наметилась только в последние месяцы. По итогам этого года мы ожидаем положительный прирост портфеля в целом по кредитованию физических лиц.

По ипотеке есть тенденция к росту доли в жилищных сделках. Эта доля уже приблизилась к трети, тогда как пять лет назад была всего 10%. Каждая третья сделка по покупке недвижимости в кредит – это не предел. В Великобритании порядка 80% всех кредитов, выданных физическим лицам, это ипотека, в Германии и Франции – больше 70%. У нас пока 40%, но доля ипотеки растет. Мы приближаемся к лучшим мировым образцам.

Немного отстающий сектор – это автокредитование. Гораздо меньше сейчас люди покупают новых машин – продажи находятся на уровне 2009 года. Это минимальный уровень за последние несколько лет. С другой стороны, оживился уровень продаж на вторичном рынке. И пока этот тренд не переменится, а мы думаем, что изменения возможны не раньше следующего года, мы будем видеть низкие темпы роста автокредитования. Хотя банки сейчас активно идут с автокредитованием во вторичный сегмент.

Задолженность по картам несколько снизилась, зато транзакционный оборот растет. В большинстве случаев мы видим, что транзакции – это не оплата товаров и услуг, а снятие. Эта статья по-прежнему основная. Тем не менее число клиентов, которые снимают деньги не просто два раза в месяц, растет. Люди учатся пользоваться картами.

– Какие прогнозы вы можете дать? Будет ли расти спрос на кредиты?

– Мы ожидаем, что в 2016 году объем кредитов наличными и кредитных карт в банковской системе останется прежним – показатели будут балансировать в районе нуля. Автокредитование будет сжиматься – прогноз –13% по году. В то же время за счет ипотеки прирост по общему портфелю кредитов физическим лицам будет положительным – на уровне 2,5%.

К концу года традиционно будет рост депозитов. Снижает оценку прогноза некоторое укрепление рубля. Но зато наметился некоторый тренд по перекладыванию денег из валюты в рубли, чему способствовали и низкие ставки по валютным вкладам. Прогноз роста рынка привлечения – около +9,7%.

В 2017 году мы ждем, что кредитные продукты будут расти более уверенно, на уровне 10,2%. Схожим образом будет расти рынок привлечений.

Ожидания в целом позитивные. Тренды, которые мы видим сейчас, дают основания считать, что если не произойдет никаких неожиданностей в мире, то 2017 год для банковского клиента будет интереснее и доходнее, чем 2016 год. Да, ставки по депозитам будут ниже, зато будут развиваться бонусные программы, программы лояльности. Люди будут меньше платить по кредитам за счет снижения ставок и по кредитным продуктам.

– Дмитрий Вячеславович, как вы считаете, продолжится ли дальнейшая чистка банковского рынка?

– Последние несколько лет отзывается около сотни лицензий в год. Если раньше это были небольшие банки, то теперь основной контингент – банки топ от 200 до 500 по активам. Идет очень четкий тренд к консолидации банковского сообщества. Чем-то для клиентов это, может быть, и хорошо – им проще будет принимать свои решения.

Мы отмечаем консолидацию не только в том, что банков физически становится меньше, мы видим, что люди стараются выбирать меньшее количество банков. Если два-три года назад человек пользовался в среднем тремя банками, то сейчас двумя. Один банк из корзины выпал. То же самое с пользованием банковскими продуктами. Если три года назад он пользовался в среднем четырьмя банковскими продуктами, то сейчас тремя, что говорит о росте финансовой грамотности населения и более ответственном подходе человека в выборе партнера в банковском сервисе.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!